Новости города БезФормата.Ru
Ливны
Главные новости
 
Задать вопрос?

«…И елку свою бросили!»

Житель нашего города, печник и мастер Николай Васильевич Гончаров был свидетелем оккупации и освобождения Ливен в декабре 1941-го. Сегодня эти воспоминания становятся исторической реликвией.

Н.В.Гончаров с дочерью Натальей, которая помогает сохранять семейные воспоминания. Фото автора.

Николай Васильевич, кроме того, что знатный мастер, не менее интересный собеседник. Удивительно, но он помнит по имени-отчеству практически  всех соседей той поры и многих горожан. Жили Гончаровы  тогда на Второй Ямской, и ему было 12 лет.

Ямской сельсовет — жизнь кипела

К Ямскому сельсовету относились четыре колхоза: «Лесная Ливенка», «Волна Революции», «Красный партизан» и «Возрождение». При подходе немцев все колхозы были объединены в один — «Волна Революции» (Казацкая слобода).
Наш герой еще мальчишкой до 1948 года работал в этом колхозе, косил луга, начиная от кирпичного завода и до Ямского леса, так что знает он эти места как свои пять пальцев. Отец его до 1937 года тоже  работал в нем, но в поисках лучшей работы перешел на железную дорогу путевым обходчиком. Имел бронь. При подходе немцев к Ливнам бронь сняли: военнообязанных мужчин отправили на фронт. Вначале на Елец, Мичуринск, Тамбов, а потом под Верховье, на Залегощенское направление. В этих местах в 1943 году он сложил голову.
Мама до войны работала аппаратчицей на спиртзаводе, а потом занималась детьми и хозяйством. Всего детей было восемь, перед войной — уже четверо. В 1942 году, перед отправкой семьи в эвакуацию, жена съездила к Василию на фронт, повидаться, как оказалось — в последний раз. Вначале семья получила повестку о том, что их отец пропал без вести. Но позже один из бойцов пришел к ним в дом с горестным известием: он нашел тело Василия Гончарова на поле боя, в кармане его гимнастерки была фотография и домашний адрес. Так и нашел солдат его родных…

Оккупация

Немцы пришли  в Ливны 25 ноября. Наши бойцы вынуждены были отступить. Мама пошла в город раздобыть какой-нибудь еды. На улице Пушкина была военная пекарня. Ее должны были взрывать, но один из военных пожалел усталую женщину и успел дать ей мешок сухарей. Соседи передали двенадцатилетнему Коле, чтобы он встретил мать.
—Я встретил ее у автовокзала. А по дороге смотрю—четыре лошади везут пушку, насосного завода еще не было здесь. Потом из этой пушки они трижды стреляли в сторону Стрелецкой улицы. Там загорелась колхозная рига, жилые дома.
Пушку потом увезли на Елец, а к вечеру немцев пришло в город еще больше. Остановились на площади железнодорожного вокзала, стали расквартировываться, поить лошадей.
— Пришли и в наш дом. Лошади у них были здоровые, даже не входили в наш сарай. Наших коров они выгнали, а перекрытия сарая сломали, завели лошадей. И начали орудовать — кто кур ловить, кто полез в подвал за припасами. У нас нашли манку, а у соседей Пановых сахар. Запросили молока —манной каши захотели, а молока нет: наши с соседями две коровы должны были отелиться.
Начали ругаться на хозяйку, издеваться. Но пришлось варить фрицам кашу на воде в двухведерном эмалированном чугуне. Наевшись, разобрали соседский скирд, навалили солому в большой комнате и горнице на полу, развалились и стали играть на губной гармонике. Всего их было человек 20. Девчушка, сестра Николая, мучимая голодом, подошла к чугуну, провела пальцем по стенкам и облизала его. Немец бросил гармошку и так поддал ребенка ногой, что она словно котенок отлетела под кровать.
Мать, услышав ранее о том, что завтра они собираются уезжать, спрашивает их: «Пан, куда?» — «Елец, матка, Елец!», ответил оккупант, делая ударение на первом слоге. Наутро немцы ушли, осталась одна их лошадь в сарае. Николай заглянул в подсумки, а там патроны. Взял несколько штук.
— Вдруг слышу — немцы возвращаются. Куда девать патроны — назад не успею положить! Быстро кинул их в кучу сухого навоза, им топили печь. Мать наутро начала растапливать, а патроны давай стрелять в печи! Перепугались!

Город  
в опасности


Однажды мать дала Коле полотняный мешочек и послала за солью — ее раздавали во дворе нынешней почты. Возвращаясь, он видел, как на углу улиц Ленина и Защиты свободы (нынешняя ул. Капитана Филиппова) наши военные рыли могилы. За ними наблюдал немец в очках. В этих могилах схоронили убитых немцев. Но когда в Ливны пришли наши, то могилу разрыли, а покойников отнесли на «десятую» свалку (Заливенка).
— А памятнику Ленина они свернули шею, чтобы голова смотрела в другую сторону, и намазали ее красной и синей краской. Тогда это было великое кощунство… Я, уходя, еще не раз оглядывался с грустью на всю эту картину, — рассказывает Николай Васильевич.
... Привезли пушку, поставили у дома №37 на Ямской, созвали жителей и ребятишек в том числе строить полукруглое укрепление из камней. Пушка та имела огромный сектор обстрела: от нынешней нефтебазы до Сергиевской горы. Когда наши защитники подходили со стороны Ключевки 19 декабря, немцы всех их постреляли. Каждую ночь они поджигали по дому на Ямском выгоне, и домов было 15. Оставался один, с железной крышей.
— Помню день 21 декабря. Наши два танка вышли из совхоза Первомайский из-за сгоревшего сарая, пушка опять застреляла, и танки вынуждены были снова  скрыться. Еще я, когда работал по печному делу, много разговаривал с людьми. Они рассказывали, что немцы взяли в плен 50 наших бойцов, сняли с них валенки и отвели в подвал, где в доме №1 на Орловской была мыловарня. Вместе с военными туда кинули и гражданских, нашего соседа Лапина Ивана Ивановича. Но перед отступлением гражданских отпустили, а что было с военными, не знаю.

Перелом

Однажды Николай пошел за водой в овраг к колодцу. За ним увязалась большая умная собака, оставленная немцами у них на квартире. Спускаясь, вдруг услышал выстрел. У дома №1 по Ямской стоял немец и стрелял в собаку. Сначала попал ей в бок. Собака взвизгнула и завертелась от боли, другим выстрелом фриц ее убил. Коля от страха бросил коромысло и ведра и припустил домой. Но зоркий глаз мальчишки приметил новенький пулемет «Максим», выкрашенный зеленой краской. «У наших забрали!» — мелькнуло у него в голове. А немцы постоянно наблюдали за оврагом — отсюда им легко было бить наступавших красноармейцев. Наутро выгон был весь черный от разрывов — били наши «Катюши», но по-пустому.Все остальное скрывал густой туман. Под его кровом мама с соседкой и детьми еще раз попробовали сходить за водой. Но тут же снова просвистели пули, все бросились на снег, а перед Колиными глазами взвился фонтанчик снега — бесшумный, а потому еще более жуткий. Кое-как добежали до домов.
Однако, фрицев стали «щипать» — то со стороны Первомайского совхоза стрельнут, то со стороны Сергиевской горы, то со стороны Верховья линия огня подошла к Угольному. От Сергиевки и Успенки наши пошли на Горностаевку, фашисты поняли, что их окружают.
— А немцы уже установили елку у дома, где жил наш сосед Михаил Петрович Бахтин, готовились к католическому Рождеству. Но тут наши пристрелялись. Один снаряд попал в крышу дома напротив их елки, другой — под наш сарай.
Удивительно, но осколком снаряда  срезало погон у немецкой шинели, висевшей на гвозде в доме Михаила Петровича. Он, позже угощая Колю конфетой с наряженной елки, показывал ему эту шинель и смеялся — точная пристрелка, символическая!
Немцы почуяли, что надо драпать, и все бросили, ушли, в чем были. 25 декабря в Ливнах не было никого — ни наших, ни немцев. Только наутро со стороны Казацкого бугра появились наши солдаты, все в белых маскировочных халатах.

Спасибо, родненькие!

— Пришли и к нам, голодные, усталые. Мама дважды в том самом чугунке варила для них картошку в мундирах и ставила на стол большую миску с огурцами, принесенными из погреба. Но это была радость — угостить своих, освободителей.
И в каждой русской семье наши солдаты, защитники, могли найти приют: ведь почти у каждой матери сын или муж воевал на фронте.
— А по весне, едва растаял снег, мы с одним парнишкой собирали убитых, клали их на салазки и везли в общую могилу, сделанную из двух силосных ям, на Ямском выгоне, — рассказывает Николай Васильевич. — Потом рассказывали, что их отрыли и перезахоронили в горсаду.
Но еще под межой мальчишки нашли четверых солдат. Трупы уже успели подгрызть мыши. Напротив оврага на Третьей Ямской вырыли могилу и схоронили наших бойцов. Трое из них остались безымянными, а у четвертого нашли в кармане капсулу с фамилией — Литвинов.
— «Пистончик» мы отдали в сельсовет, — вспоминает Николай Васильевич. – После немцев осталось множество гильз, шелковых мешочков с порохом.
В ливенских дворах и домах оставались следы пребывания непрошеных гостей, а главное — у людей осталась память. Ливны не забудут, как они выстояли после немецкой оккупации и «ковровой» бомбежки, но они выжили и снова возродились.
А Николай Гончаров, когда подошел срок, пошел служить в армию, и  в роте был запевалой.  Военные призывники той поры строем шагали по Ленинской от военкомата, и в городе далеко было слышно: «Несокрушимая и легендарная!..»

Панчука 83 - Орёл-регионГендиректор АИЖК Орловской области Мария Карпачева на встрече с ними пообещала: недостроенный дом по ул.
25.05.2017 Орёл-регион
Администрация Орла приобрела 35 квартир для детей-сирот - Орёл-регионПо итогам аукциона на приобретение жилья для детей-сирот контракт будет заключён с ПАО «Орёлстрой».
25.05.2017 Орёл-регион
Гости из Сербии, посетившие Орловщину в рамках рабочей поездки, возложили цветы к памятнику Ивану Грозному - Орёл-регионСербов восхитило воплощённое в скульптуре величие русского царя. - В Сербии много говорят о русской истории, - отметил председатель Южно-Бачского административного округа Республики Сербии Милан Новакович.
25.05.2017 Орёл-регион
В Международный день пропавших детей полиция напомнила взрослым об обеспечении безопасности маленьких орловцев - Орёл-регионРабота по розыску несовершеннолетних, которые пропали без вести - одно из приоритетных направлений деятельности органов внутренних дел.
25.05.2017 Орёл-регион
Орловские полицейские провели рейд по предотвращению фактов сбыта поддельных купюр.
25.05.2017 Первый Областной
Орловским студентам был презентован проект региональной «Молодой гвардии»,
25.05.2017 Первый Областной
Специалисты Россельхознадзора начали расставлять ловушки. Попасть в них должны насекомые,
25.05.2017 Первый Областной
Обнадеживающая информация для дольщиков двух домов, которые расположены на улице Панчука.
25.05.2017 Первый Областной
25 мая — день коллекционера. Впервые его было предложено отмечать 60 лет назад.
25.05.2017 Первый Областной
Флагману промышленности региона — 70! Открытое акционерное общество «Ливгидромаш» празднует юбилей.
25.05.2017 Первый Областной
Вход на мероприятия фестиваля «Мода на русское» будет свободный для всех орловцев - Орёл-регионФестиваль, проводимый при поддержке губернатора Орловской области Вадима Потомского, стартует в областном центре 26 мая.
25.05.2017 Орёл-регион
Первый день форума стартовал сегодня, 25 мая, в Бизнес-центре ТМК «ГРИНН».
25.05.2017 Правительство Орловской области
В Орле тарифы на ЖКХ вырастут на 15% - Орловское информбюроТак решили народные избранники. Сегодня на сессию Горсовета вопрос изменения платы за содержание и текущий ремонт жилья внёс лично мэр города.
25.05.2017 Орловское информбюро
Губернатор Орловской области и председатель Южно-Бачского административного округа Республики Сербия подписали договор о сотрудничестве - Орловское информбюроДокумент подразумевает партнёрство в перспективных сферах: сельское хозяйство, машино- и приборостроение, строительство, фармацевтика и многое другое.
24.05.2017 Орловское информбюро
kluchi dom - Администрация г. ОрёлВ Орле состоялся аукцион на приобретение жилья для детей-сирот. По его результатам муниципальный контракт будет заключен с ПАО «Орелстрой».
25.05.2017 Администрация г. Орёл